Ваш регион -
Ежедневно с 8:00 до 20:00
8 (800) 700-45-82
Бесплатно по России
Москва и МО

Биологические аспекты резистентности Helicоbacter pylori к антибактериальным препаратам

Исследования in vitro показали, что Н.pylori имеет природную резистентность к следующим антибиотикам: ванкомицину, триметоприму, цефсулоидину, сульфаниламидам, налидиксовой кислоте и полимиксину В (Р.А. Абдулхаков, 2000). Эти антибиотики в настоящее время с успехом используются в микробиологии для создания транспортных и селективных питательных сред.

Для лечения Н.pylori-инфекции используется комплексная терапия (базисный препарат – соли висмута или блокаторы протоновой помпы в комбинации с антибиотиками). Первоначально в состав этой терапии помимо антибактериальных препаратов входили соли висмута, которые, как было показано в исследованиях in vitro, обладают ингибирующим действием на Н.pylori (P. Unge, 1996; D. Vaira, 1999). Группа исследователей из г. Бордо (Франция), в свою очередь, для увеличения эффективности противохеликобактерной терапии предложила ввести в схемы этой терапии блокаторы протоновой помпы – омепразол или лансопразол. Это было связано с тем, что блокаторы протоновой помпы, увеличивая рН среды желудка, способствуют активации действия антибактериальных препаратов. Использование в клинической практике схем противохеликобактерной терапии на основе блокаторов протоновой помпы (омепразол, метронидазол или тинидазол и кларитромицин; омепразол, амоксициллин и кларитромицин; лансопразол, амоксициллин и метронидазол), позволило увеличить уровень эрадикации Н.pylori до 100% (В.А. Исаков, 1999, 2001, 2002).

Следует отметить, что количество антибактериальных препаратов, используемых в клинической практике, для лечения Н.pylori–инфекции, всегда было весьма ограничено из-за уникальной способности обитания этого микроорганизма в подслизистом пространстве. Большая часть антибактериальных препаратов, попадая в желудок, остается там короткое время, которого, как правило, бывает недостаточно для проявления его активности в отношении Н.pylori. Главными факторами, ограничивающими активность антибактериальных препаратов в отношении Н.pylori, являются также низкое значение рН среды и ограниченная диффузия антибактериальных препаратов в слизистую желудка. Так, при исследованиях чувствительности Н.pylori in vitro было показано, что понижение рН среды с 7,5 до 5,5 приводит к изменению минимальной ингибирующей концентрации (МИК) антибиотиков, и только у производных нитроимидазола, тетрациклинов и нитрофуранов показания МИК при изменении рН среды практически не изменялись (Л.В. Кудрявцева, 1998).

Бесконтрольное использование антибактериальных препаратов в целом и неадекватная противохеликобактерная терапия, как в смысле доз, так и в смысле длительности лечения, зачастую приводят к формированию приобретенной резистентности у Н.pylori, что сокращает и без того малое количество антибактериальных препаратов, которые могут быть использованы для лечения Н.pylori-инфекции. В настоящее время самый высокий уровень резистентности у Н.pylori к производным нитроимидазола, который в некоторых странах достигает 80% - 90% (F. Megraud, 1995).

Антибактериальные препараты, которые в настоящее время используются в схемах противохеликобактерной терапии:

  • Производные нитроимидазола (метронидазол, тинидазол;)
  • Макролиды (кларитромицин, азитромицин, рокситромицин);
  • Макролиды (кларитромицин, азитромицин, рокситромицин);
  • Тетрациклины (тетрациклина гидрохлорид);
  • Нитрофураны (фуразолидон);

МИК антибактериальных препаратов при различных значениях рН среды

Препарат

№№ Изолятов

МИК (мг/мл)

pН 7,5

pН 6,0

pН 5,5

Пенициллин

20

0,03

0,5

0,5

Ампициллин

20

0,06

0,025

0,5/td>

Цефалексин

17

2

16

32

Эритромицин

20

0,06

2

8

Ципрофлоксацин

20

0,12

0,5

2

Тетрациклин

17

0,12

0,025

0,5

Нитрофурантоин

17

1

2

2

Метронидазол

15

2

2

2


Классическая тройная терапия на основе блокаторов протонового насоса имеет одинаковую эффективность в сравнении с более новыми схемами тройной терапии на основе блокаторов протоновой помпы, но несколько уступает им по числу побочных действий и по показателю соблюдения схемы лечения больным. Схема лечения с блокатором протоновой помпы, метронидазолом (тинидазолом) и кларитромицином проста, высокоэффективна, дает мало побочных действий, однако ее эффективность также снижается, если штамм H.pylori резистентен к метронидазолу или кларитромицину. Для таких случаев предусмотрены два варианта тройной терапии на основе блокаторов протоновой помпы, в первом случае метронидазол заменяется на амоксициллин, а во втором кларитромицин – на метронидазол.Резистентность штамма H.pylori к метронидазолу по данным метаанализа и отдельных работ снижает эффективность классической тройной терапии на основе препаратов висмута в среднем с 92% до 63-44% (К.И. Широкова, 1981; S. Lacey, 1993; L. Noach, 1994; W. Peterson, 1991). Разброс показателей связан, с тем, что резистентность к метронидазолу не является необратимой. Анаэробные условия восстанавливают чувствительность к метронидазолу у прежде резистентного штамма (R.van der Hulst, 1996). Видимо, в организме в своей нише обитания H.pylori периодически попадает в анаэробную атмосферу, и это может служить объяснением того, что у ряда больных с резистентными штаммами терапия достигает успеха. Важную роль здесь может играть и то, что в анаэробных условиях восстановление молекулы метронидазола происходит ускоренными темпами, что ведет к накоплению гидроксильных радикалов и последующей гибели штамма H.pylori, исходно даже устойчивого к метронидазолу.

В целом резистентность H.pylori к антибиотикам существенно снижает эффективность любой тройной терапии, в среднем на 15-30%. Маастрихтское соглашение предусматривает две тактики лечения больных со штаммами H.pylori, резистентными к антибиотикам – использование квадротерапии и тройной терапии, включающей антибиотики, к которым штамм H.pylori чувствителен (А.Р. Златкина, 1994; T. Borody, 1994;W.deBoer, 1993, 1997).

Тем не менее, было бы наивным считать квадротерапию панацеей в любом случае инфекции H.pylori. Так, анализ динамики эрадикации штаммов H.pylori, резистентных к метронидазолу, выявил существенное отличие в скорости наступления эрадикации у больных с такими штаммами по сравнению с больными, инфицированными чувствительными штамммами H.pylori. Так, в случае, если у больного имеется штамм H.pylori чувствительный к метронидазолу, эрадикация достигает своего максимального уровня уже к 4 дню лечения, в случае резистентного штамма H.pylori эрадикация наступает только к 7-му дню. Таким образом, несмотря на то, что к седьмому дню результат лечения одинаков, понятно, что эффект оказывается по разному и в разные сроки лечения. Этот уникальный опыт также позволяет предсказать, что вряд ли когда-нибудь будут найдены ультракороткие режимы лечения с использованием нитроимидазолов, которые позволят эффективно уничтожать H.pylori в течение одного или трех дней лечения у всех больных (В.Т. Ивашкин, 1999).

В настоящее время описана резистентность Н.pylori ко всем группам антибиотиков, которые используются в схемах противохеликобактерной терапии: производным нитроимидазола (метронидазол), макролидам (кларитромицин), β-лактамам (амоксициллин), тетрациклинам (тетрациклина гидрохлорид) и нитрофуранам (фуразолидон).

Резистентность Н.pylori к производным нитроимидазола (метронидазол)

Наибольшую тревогу у клиницистов во всем мире вызывает резистентность Н.pylori к производным нитроимидазола (метронидазол), которая на сегодняшний день в различных странах находится в пределах 14-70% наименьший уровень резистентности отмечается в Северной Италии – 14,9%, наибольший в Бразилии – 70% (A. Pilotto, 2000, P. Prazeres Magalhaes, 2002).

Мультицентровые исследования Европейской группы по изучению Н.pylori, проводившиеся в 1998 г показали, что среднеевропейский уровень резистентности Н.pylori к нитроимидазолам составляет 33,1%. Самый низкий уровень резистентности Н.pylori к нитроимидазолам в Бельгии – 18,9%, самый высокий в Финляндии – 61,6% (Y. Glupzynski, 2001).

Точный механизм возникновения приобретенной резистентности, также как и сам механизм действия производных нитроимидазола на Н.pylori неизвестны. Резистентные штаммы Н.pylori, вероятнее всего, появляются в результате мутаций. Недавно было обнаружено, что мутации в гене rdxA, кодирующем кислород-нечувствительную нитроредуктазу, приводят к увеличению резистентности Н.pylori к 5-нитроимидазолам из-за инактивации нитроредуктазы. Резистентность к 5-нитроимидазолам может также возникнуть из-за вставки последовательности (мини IS605) или делеции в гене rdxA.

Резистентность Н.pylori к макролидам (кларитромицин)

Интерес к макролидам и, в частности, к кларитромицину появился после сообщения Graham D. Y. об эффективности данного препарата в отношении инфекции, вызванной Н.pylori. Средний уровень первичной резистентности Н.pylori к кларитромицину в Европе, на сегодняшний день, составляет 9,9%. Самый низкий уровень резистентности Н.pylori к кларитромицину в Великобритании – 1,3%, самый высокий в Италии -27,2%. Среди всех стран, участвовавших в последнем мульцицентровом исследовании по определению антибиотикорезистентности у Н.pylori, Норвегия оказалась единственной страной, где не было выделено штаммов Н.pylori, резистентных к кларитромицину (Y. Glupzynski, 2001).

Макролиды блокируют синтез белка на рибосомальном уровне и, таким образом осуществляют свое действие на бактериальную клетку. Недавние исследования показали, что резистентность Н.pylori к макролидам возникает в результате точечных мутаций в позиции 2142 и 2143 гена 23S рРНК (J. Versalovic, 1997).

Резистентность Н.pylori к β-лактамам (амоксициллин)

Первые сообщения о выделении штаммов Н.pylori, резистентных к β-лактамам (амоксициллину), появились в 1997 году. Группа исследователей под руководством M.P. Dore выделила штамм Н.pylori, резистентный к амоксициллину, от пациента, длительно принимавшего этот препарат. Но, к сожалению, эта резистентность оказалась нестабильной и исчезла после заморозки штамма при -700С и попытки повторной рекультивации штамма (M. Dore, 1998). В 1998 году A.A. Van Swet и Российской группе по изучению Н.pylori удается выделить от пациентов после проведенной противохеликобактерной терапии штаммы Н.pylori со стабильной резистентностью к амоксициллину (Л.В. Кудрявцева, 1998).

Во время проведения европейского мультицентрового исследования антибиотикорезистентности Н.pylori в Италии, Германии и Великобритании были впервые зарегистрированы уровни резистентности Н.pylori к амоксициллину 8,2%, 4,0% и 1,2% соответственно (Y. Glupzynski, 2001).

Совсем недавно было показано, что точечные мутации в пенициллинсвязывающем белке (РВР-1А) могут быть частично связаны со стабильной резистентностью Н.pylori к амоксициллину.

Резистентность Н.pylori к тетрациклинам (тетрациклина гидрохлорид)

В настоящее время в литературе описан единственный случай резистентности Н.pylori к тетрациклинам (А. Lee, 1996).

Тетрациклины являются бактериостатическими препаратами широкого спектра и действуют путем подавления синтеза белка в результате блокирования связывания аминоацил-транспортной РНК (аатРНК) с комплексом информационная РНК (иРНК)-рибосома. Обратимое связывание тетрациклина происходит с рибосомальной субъединицей 30S чувствительных микроорганизмов.

Резистентность Н.pylori к тетрациклинам также может быть обусловлена точечной мутацией в позиции 26695 в 16S рРНК (Л.В. Кудрявцева, 2001).

Резистентность Н.pylori к нитрофуранам (фуразолидон)

Значительный рост резистентности Н.pylori к метронидазолу, который входит в состав большинства стандартных схем противохеликобактерной терапии, привел к резкому снижению эффективности этих схем. В связи с этим в большинстве стран, где уровень резистентности у Н.pylori превысил критический барьер (40%), этот препарат выведен из схем противохеликобактерной терапии. Альтернативой метронидазолу в схемах противохеликобактерной терапии стал фуразолидон, резистентность к которому у Н.pylori развивается крайне медленно. В настоящее время уровни резистентности у Н.pylori к фуразолидону в различных странах составляют в среднем 1 – 1,8% (И.О. Иваников, 1999).

Фуразолидон нарушает некоторые ферментные системы бактерий. Он также действует как ингибитор моноаминоксидазы (МАО). Ингибиторы МАО препятствуют инактивации тирамина под действием МАО печени и Выбор схем противохеликобактерной терапии определяется множеством факторов, включая индивидуальную непереносимость компонентов терапии, наличие сопутствующих заболеваний, использование больным ранее определенных антибиотиков, состоянием желудочной секреции и т.д. Помимо этих факторов, которые можно условно назвать индивидуальными, существуют факторы общие, которые позволяют достаточно точно прогнозировать эффект данной терапии у конкретной популяции. Этих факторов всего два: распространенность в популяции штаммов H.pylori, устойчивых к определенным антибиотикам и состав схемы лечения. Практический врач при назначении терапии исходит, прежде всего, из общих факторов, а затем из индивидуальных. Эффективность конкретной схемы лечения определяется только опытным путем, опираясь на результаты научных исследований, которые проводятся в данной конкретной стране при изучении чувствительности штаммов H.pylori к антибиотикам.

Так, например, G. Tytgat (1999) полагает, что определенные схемы лечения могут быть эффективны в отдельных популяциях в зависимости от распространенности в них штаммов, резистентных к основным антибиотикам, используемым в схемах противохеликобактерной терапии.

Эффективность рекомендуемых схем лечения в зависимости от первичной резистентности H.pylori к антибиотикам в популяции.

Первичная резистентность

Схема лечения

Эффективность рекомендуемых схем

MET <30% CLA <15%

  • PPI–CLA–AMO
  • PPI–CLA–MET
  • PPI–CLA–MET
  • RBC/BIS–CLA–MET
  • 85–95%
  • 85–95%
  • 85–95%
  • 85–95%

MET >30% CLA <15%

  • PPI–CLA–AMO
  • RBC/BIS–CLA–AMO
  • PPI–BIS–MET–TET
  • 85–95%
  • 85–95%
  • 50–95%

MET >30% CLA >15%

PPI–BIS–TET–MET

50–95%


Мы представляем результаты собственных исследований динамического наблюдения за уровнями первичной антибиотикорезистентности 270 штаммов H.pylori, выделенных от взрослых и детей с впервые выявленными гастритом, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки до назначения противохеликобактерной терапии в Москве за период с 1996 по 2001 гг к производным нитроимидазола (метронидазол), макролидам (кларитромицин) и β-лактамам (амоксициллин).Динамические наблюдения за уровнями резистентности к производным нитроимидазола (метронидазол), макролидам (кларитромицин), β-лактамам (амоксициллин) у штаммов Helicobacter pylori, выделенных в 1996 - 2001 годах в Москве

Наибольшее количество штаммов, выделенных от взрослых, оказалось протестированным в группе лиц 31-50 лет, что, вероятно, отражает особенности показателя распространенности ассоциированных с H.pylori заболеваний. В каждой возрастной группе преобладали мужчины, однако по соотношению полов группы не различались между собой. Это важно, так как достоверные данные о распространенности штаммов H.pylori, резистентных к антибиотикам, можно получить, только если группы сравнения достаточно однородны по полу и возрасту. Это связано с тем, что имеются установленные половые и возрастные различия в использовании различных антибактериальных препаратов, что связано с особенностями эпидемиологии инфекционных заболеваний. Женщины объективно чаще используют производные нитроимидазола, так как это один из основных антибактериальных препаратов, широко применяемых в гинекологии. Лица молодого и среднего возраста также чаще, чем пожилые люди, используют эти препараты для лечения трихомониаза. Мужчины чаще, чем женщины страдают инфекционными заболеваниями верхних дыхательных путей, а значит потребление современных макролидов у них выше. Все это может оказывать влияние на уровень первичной резистентности H.pylori к антибактериальным препаратам у разных возрастных и половых сегментов популяции.

Как видно из данных, представленных на рисунках, российские штаммы H.pylori по уровням резистентности к производным нитроимидазола (метронидазол) и макролидам (кларитромицин) отличаются от европейских. Так, во взрослой популяции уровень первичной резистентности H.pylori к метронидазолу уже в 1996 году превысил среднеевропейский показатель (25,5%) и составил 36,1%. В Москве на протяжении 1996 - 1999 гг. отмечалось увеличение числа первично резистентных штаммов H.pylori к метронидазолу (относительный прирост за период наблюдения с 1996 по 1997 гг составил 5,9%, с 1997 по 1998 гг - 14,6%). Начиная с 1998 г и по 2001 г увеличения числа штаммов H.pylori, первично резистентных к метронидазолу выявлено не было. Таким образом, Россия, в настоящее время, по числу штаммов H.pylori, резистентных к метронидазолу во взрослой популяции, может быть отнесена к числу стран с наиболее высоким уровнем резистентности. Близкие к российскому уровни резистентности H.pylori к метронидазолу были зарегистрированы в Бразилии – 70% и Нигерии – 60% (A. Ani, 1999; Р. Magalhaes, 2002).

В детской популяции уровень первичной резистентности H.pylori к метронидазолу в 1996 г был несколько ниже среднеевропейского и составил 21,6%, против 25,3%. С 1996 по 2001 гг увеличения числа первично резистентных штаммов H.pylori к метронидазолу не наблюдалось. Следует отметить, что за все время наблюдений в Москве уровни резистентности к этому антибактериальному препарату оставались относительно стабильными и в среднем составили 24,6%. Если сравнить уровни первичной резистентности H.pylori в Москве в 1996 г и в 2001 г, то можно отметить их незначительное увеличение с 21,6% до 25%. Таким образом, уровень первичной резистентности к метронидазолу в 2001 г в детской популяции в Москве за это время достиг среднеевропейского показателя (25,4%). Самый низкий уровень первичной резистентности H.pylori к метронидазолу в детской вопуляции, в настоящее время зарегистрирован в Болгарии – 15,8%. Самый высокий – 48% в Канаде. Среди Европейских стран самый высокий уровень первичной резистентности H.pylori к метронидазолу в детской вопуляции зарегистрирован во Франции и Испании – 43% (L. Boyanova, 2002; N. Kalach, 2001, E. Rozynek 2002; M. Lopez-Brea, 2001).

Несмотря на то, что, начиная с 1999 г среди взрослой популяции в России, у H.pylori не наблюдалось увеличения уровня первичной резистентности к производным нитроимидазола (метронидазол), тем не менее, этот уровень превышает среднеевропейский. Возможным объяснением такого отличия может быть широкое использование в России этой группы препаратов по другим показаниям. У взрослых это, прежде всего, лечение инфекций передающихся половым путем, заболеваний органов малого таза у женщин, использование производных нитроимидазола в хирургической практике и в схемах противохеликобактерной терапии, которое часто неадекватно как в смысле доз, так и длительности лечения. Относительная стабильность уровней первичной резистентности у H.pylori к метронидазолу среди детской популяции, скорее всего, связана с меньшим использованием в последнее время в педиатрии производных нитроимидазола.

В отличие от данных, полученных в Европе в 1996 г, где во взрослой популяции уровень первичной резистентности H.pylori к макролидам (кларитромицин) составлял 7,6%, в России в то время штаммов H.pylori, резистентных к этому антибактериальному препарату выявлено не было. Относительный прирост штаммов H.pylori, первично резистентных к кларитромицину, среди взрослой популяции за первый год наблюдения составил 8%, за второй год - 6,4%, за третий год – 2,7%. В 2000 г уровень резистентности H.pylori к кларитромицину несколько снизился. Если в 1999 г он составлял 17,1%, то в 2000 г – 16.6%. В 2001 г наметилась тенденция к снижению уровня резистентности у H.pylori к кларитромицину (13,8%). Самый высокий уровень первичной резистентности H.pylori к макролидам в мире зарегистрирован, в настоящее время в Нигерии, от составляет 87,3%. Самый низкий уровень зарегистрирован в Голландии и Италии – 1,7%, 1,8% (Y. Debets-Ossenkopp, 1999; A. Pilotto, 2000).

В отличие от данных, полученных в Европе в 1996 г, где в среднем уровень первичной резистентности H.pylori к кларитромицину среди детской популяции составлял 30%, в России в то время, так же как и среди взрослой популяции, штаммов H.pylori, резистентных к этому антибактериальному препарату, выявлено не было. Тем не менее, относительный прирост штаммов H.pylori, первично резистентных к кларитромицину, среди детской популяции за первый год наблюдения составил 7,1%, за второй год – 4,3%. В 1999 г уровень первичной резистентности к кларитромицину несколько снизился и составил 9,5%. Но уже в 2000 г снова наметилась тенденция к его увеличению. В последующие два года наблюдения наметилась стойкая тенденция к увеличению относительного прироста штаммов H.pylori, первично резистентных к кларитромицину. Так, в 2000 г относительный прирост составил 7,6%, а в 2001 г - 7,9%. Самый высокий уровень резистентности H.pylori к кларитромицину в детской популяции в мире, в настоящее время, зарегистрирован в Японии – 29% (S. Kato, 2002). В странах Европы самый высокий уровень резистентности H.pylori к кларитромицину в детской популяции зарегистрирован в Испании – 28,3% (M. Lopes-Brea, 2001).

До 1998 года в России от взрослых было выделено существенно меньше, по сравнению с Европой, штаммов H.pylori, первично резистентных к кларитромицину - 8% в 1997 г. В 1998 г в России уровень резистентности H.pylori к кларитромицину превысил среднеевропейский и составил 14,4%. В 1999 г среди взрослой популяции в России уровень первичной резистентности H.pylori к кларитромицину достиг 17%. Причина столь бурного роста числа штаммов H.pylori, резистентных к кларитромицину среди взрослого контингента состояла, с одной стороны, в быстром развитии необратимой резистентности у самого микроорганизма, а с другой - все более широким использованием макролидов для лечения различных заболеваний (инфекций верхних дыхательных путей, инфекций, передающихся половым путем и т.д.). Снижению уровня резистентности H.pylori к кларитромицину у взрослых в России, начиная с 2000 г, способствовал общеэкономический кризис, который привел к подорожанию и без того дорогого кларитромицина. Увеличение стоимости кларитромицина, с одной стороны, привело к ограничению его использования в виде монотерапии (лечение инфекций верхних дыхательных путей, лечение инфекций, передающихся половым путем и т.д.), а с другой стороны привело к увеличению стоимости противохеликобактерной терапии. Схемы противохеликобактерной терапии, в состав которых входил кларитромицин, стали реже использоваться в клинической практике. Таким образом, начиная с 2000 г, в России среди взрослого контингента лиц наметилась тенденция к снижению уровня резистентности H.pylori к кларитромицину, который в 2000 г составлял 16,6%, а в 2001 г – 13,8%.

Если сравнивать уровни первичной антибиотикоркзистентности к производным нитроимидазола (метронидазол) в Москве среди детской популяции и у взрослых, то у детей они всегда были ниже. В то время как в Европе они практически не отличаются. Следует также отметить характерную особенность резистентности H.pylori к метронидазолу в детской популяции в Москве – она всегда оставалась стабильной. В то время как Европе до 1999 г она непрерывно повышалась. Еще одна особенность первичной антибиотикорезистентности российских штаммов H.pylori состоит в том, что среди детской популяции (за исключением данных 2001 г) уровни антибиотикорезистентности у H.pylori к кларитромицинну всегда были ниже уровней антибиотикорезистентности к метронидазолу и лишь в 2001 г они сравнялись. В Европейских странах среди детской популяции, в отличие от взрослых, уровень резистентности у H.pylori к кларитромицину всегда был выше уровня резистентности к метронидазолу.

Отосительную стабилизацию уровня резистентности H.pylori к метронидазолу, как в детской популяции, так и во взрослой, и снижение уровня резистентности H.pylori к кларитромицину во взрослой популяции в Москве, тем не менее, нельзя отнести к положительной тенденции. Это, связано с тем, что, начиная с 1998 г, среди популяции штаммов H.pylori произошло увеличение количества полирезистентных штаммов с одновременной невосприимчивостью к кларитромицину и метронидазолу. Так, у взрослых с 6% в 1998 г до 8,5%, 10%, 11,1% в 1999 г, 2000 г и 2001 г, соответственно. В детской популяции увеличение процента полирезистентных штаммов H.pylori происходило следующим образом: в 1997 г их было 2,3%, в 1998 г – 2,8%, в 1999 г – 4,7%, в 2000 г – 8,5% и в 2001 г – 9,6%. Увеличение количества полирезистентных штаммов H.pylori связано, скорее всего, не столько с увеличением количества пациентов, принимающих противохеликобактерную терапию, сколько с неадекватным ее приемом, как в смысле доз, так и в смысле длительности терапии.

Выделение от взрослых пациентов в 1996 году трех штаммов H.pylori, резистентных к амоксициллину, можно считать эксквизитным случаем. Начиная с 1997 года, в России от взрослых более не выделялось штаммов H.pylori, резистентных к этому антибактериальному препарату. Штаммов H.pylori, резистентных к амоксициллину, от детей за весь период наблюдения выделено не было.

Таким образом, динамические наблюдения за уровнями антитибиотикорезистентности H.pylori позволяют не только определять средние показатели эрадикации, но и создают основу для создания и изменения рекомендаций по лечению заболеваний, ассоциированных с H.pylori, а также дают возможность предпринять адекватные меры для предотвращения роста уровней антибиотикорезистентности.

Чувствительность штаммов Helicobacter pylori, выделенных в различных регионах РФ к производным нитроимидазола (метронидазол) и макролидам (кларитромицин)

Сотрудниками научной лаборатории НПФ «ЛИТЕХ» была также определена увствительность 100 штаммов H.pylori (36 штаммов- г. Москва, 30 штаммов – г. С-Петербург и 34 штамма – г. Абакан), выделенных от пациентов с гастритом, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки к кларитромицину, метронидазолу и амоксициллину.

В Москве и С.-Петербурге биопсийный материал (биопсийный образец из антрального отдела желудка) доставлялся в лабораторию в транспортной среде Cary-Blaer. Время транспортировки не превышало 4-6 часов.

Посев биопсийного материала в Абакане проводился непосредственно в эндоскопическом кабинете.

Полученные результаты представлены на рисунке. Как видно из данных рисунка уровень резистентности H.pylori к метронидазолу в Абакане составляет 79,4%, в Москве и Санкт-Петербурге 55,5% и 40%, соответственно. Штаммов H.pylori, резистентных к кларитромицину, в Абакане выявлено не было. Уровень резистентности H.pylori к кларитромицину в Москве и Санкт-Петербурге практически не отличался и составил 13,8% и 13,3%, соответственно. Штаммов H.pylori, резистентных к амоксициллину, ни в одном из городов выделено не было.

Полученные нами данные по резистентности H.pylori к менронидазолу весьма отличаются не только между различными регионами РФ, но и в целом от среднеевропейских. Так, резистентность H.pylori к метронидазолу, зарегистрированная в различных регионах РФ в среднем по стране в 2,2 раза превысила среднеевропейский уровень, который в настоящее время составляет 25,5%. Самый низкий уровень резистентности к метронидазолу в нашей стране, зарегистрированный в С.-Петербурге, оказался ниже самого высокого уровня резистентности к этому антибактериальному препарату в Европе, зарегистрированному в Польше, где он составил 46%. В Абакане уровень резистентности H.pylori к метронидазолу приближается к уровню резистентности, зарегистрированному в Китае, который составляет в настоящее время 90%.

Самый низкий уровень резистентности H.pylori к кларитромицину в 2001 году был зарегистрирован в Израиле, где он составил – 8,2%. Самый высокий уровень резистентности H.pylori к кларитромицину составил 27,4% и был зарегистрирован в Испании. Таким образом, уровень резистентности H.pylori к кларитромицину в Москве и С.Петербурге вполне укладывается в среднеевропейские рамки. Штаммов H.pylori, резистентных к кларитромицину, в Абакане зарегистрировано не было.

Столь различные уровни резистентности к производным нитроимидазола (метронидазол) и макролидам (кларитромицин) у H.pylori, как в пределах одной страны, так и по сравнению с данными антибиотикорезистентности, полученными в странах Европы и Китае, по-видимому, связаны не только с разной экономической ситуацией, но и с различными подходами клиницистов к лечению H.pylori-инфекции.

Популярные анализы
Все анализы
Кат. № Наименование Тип Цена* Обыч. Сроч.** Заказать
22.01 Общий анализ мочи колич./кач./полуколич. 280 руб. 1 р.д. 2-5 ч.
Заказать
19.01 Общий клинический анализ крови (ЛФ + СОЭ) колич. 590 руб. 1 р.д. 2-5 ч.
Заказать
09.32 Анализ креатинин колич. 220 руб. 1 р.д. 2-5 ч.
Заказать
09.25 Анализ холестерин общий (ХС) колич. 220 руб. 1 р.д. 2-5 ч.
Заказать
09.18 Анализ глюкоза колич. 200 руб. 1 р.д. 2-5 ч.
Заказать
09.04 Анализ билирубин общий колич. 220 руб. 1 р.д. 2-5 ч.
Заказать
09.01 Анализ АЛТ (аланинаминотрансфераза) колич. 220 руб. 1 р.д. 2-5 ч.
Заказать
07.12 Анализ ТТГ (тиреотропный гормон) колич. 440 руб. 1 р.д. 2-5 ч.
Заказать
07.09 Анализ Т4 (тироксин) свободный колич. 440 руб. 1 р.д. 2-5 ч.
Заказать
07.03 Анализ на пролактин колич. 440 руб. 1 р.д. 2-5 ч.
Заказать

* Стоимость лабораторных исследований без учёта стоимости забора биоматериала. Цены действительны для московского региона.
** Срочное исполнение действительно только для московского региона.